Динозавры валютной системы

• назад

Валютное правление зародилось в Британской империи в XIX веке. После Второй мировой войны большинство новообразованных государств решило сменить валютные правления на институты центрального банка. Однако в 1990-х годах валютное правление вернулось «из глубины веков» и стало денежной властью развивающихся стран и государств с переходной экономикой. До 2002 года в разных странах мира действовало около десятка валютных правлений.

Отличия от классической модели

Что вообще такое валютное правление? Валютное управление представляет собой учреждение, эмитирующее банкноты и монеты, которые свободно конвертируются по фиксированному курсу в иностранную валюту или другой резервный актив.

Современное валютное правление в значительной мере отличается от своей классической модели, и потому на свет появились такие термины, как «квазивалютное правление», «модифицированное валютное правление» и «неортодоксальное валютное правление». В отечественной прессе его нередко называют еще «валютным советом», «валютным комитетом» или «валютной палатой».

Ранние валютные правления ничем другим, кроме трансформации валюты метрополии (чаще всего фунта стерлингов) в местные деньги, не занимались.

В современном мире функции валютного правления существенно расширились. Изменился политический и экономический ландшафт. Страны, использующие в настоящее время валютное правление, больше не являются колониями и сами обеспечивают стабильность национального банковского сектора, платежной системы и международного потока капитала (табл. 1).

Реагируя на изменения в окружающей среде, современные валютные правления больше походят на центральные банки, нежели на своих предшественников. Скорее, денежные власти развивающихся стран не столько отказались от института центральногo банка, сколько переняли у валютного правления форму эмиссии и денежного обращения. С классической точки зрения, валютное правление проводит только одну операцию: конвертирует внутренние деньги в резервную валюту по заранее оговоренному обменному курсу. Однако современные валютные правления расширили круг операций. Теперь в него, помимо конверсионных сделок, входят регулирование ликвидности и кредитование банковского сектора.

Конверсионные операции

Все валютные правления имеют обязательства по выкупу своих пассивов, которые включают не только наличные деньги, но и резервы банков. Последние входят в обязательства правлений по причине стратегической важности межбанковского рынка и платежной системы для стабильности валютной системы. В отличие от пассивных операций, активные операции в разных странах различны. Далеко не все правления имеют четкое обязательство покупать резервную валюту по официальному курсу.

К примеру, в Аргентине центральный банк еще совсем недавно мог приобретать иностранную валюту по рыночному, а не официальному курсу. В Эстонии денежная база полностью обеспечивается резервами, однако неизвестно, по какому курсу должна проводиться эмиссия. Валютные правления этих двух стран легально действуют в условиях двойного обменного курса. В Гонконге наличные деньги продаются и покупаются по официальному курсу, тогда как банковские резервы выкупаются по фиксированному курсу, а приобретаются по рыночной цене. В Болгарии Национальный банк также придерживается асимметричных курсов: якорная валюта продается по официальному курсу, а покупается с дисконтом в 0.5%. Другим интересным аспектом конверсионных операций является спектр контрагентов валютного правления. Традиционно правления заключают сделки только с банками-резидентами. Иными словами, официальный валютный курс существует только для межбанковского рынка, а на розничном рынке валютный курс определяется рыночным путем.

Регулирование ликвидности

Цель регулирования ликвидности состоит в обеспечении эффективного функционирования межбанковского денежного рынка и предотвращении сбоев платежной системы. Регулирование ликвидности представляет собой своеобразное продолжение конверсионных операций валютных правлений. Корректировку объема ликвидных средств, находящихся в распоряжении банковского сектора, денежные власти могут проводить за счет интервенций на валютном рынке. Если денежный рынок более развит по сравнению с валютным, то операции по регулированию ликвидности переносятся на него. Однако сохранение принципа 100%-ного обеспечения денежной эмиссии является обязательным.

К каким инструментам прибегают валютные правления для манипулирования банковской ликвидностью?

В Аргентине и Литве денежные власти предоставляют суточные кредиты, а Гонконге – внутридневные ссуды. Во всех этих случаях коммерческие банки в качестве залога должны предоставить правлению некоторое обеспечение. Обычно роль обеспечения выполняют ценные бумаги с номиналом в якорной валюте. Чтобы банки не испытывали дефицита таких бумаг, нередко валютные правления специально выпускают для них валютные долговые обязательства. Для регулирования ликвидности также активно используются резервные требования. В Эстонии, наряду с операциями рефинансирования, резервные требования играют основную роль в денежно-кредитной политике. С 1 июля 2001 г. эстонские банки могут самостоятельно размещать половину резервных требований в высоколиквидные иностранные облигации. Часто резервные требования заменяются на требования к ликвидности коммерческого банка. Например, валютные правления могут ввести норму, по которой наличная компонента резервных требований должна составлять 20% от объема резервов.

Инструментов регулирования ликвидности, к которым обращаются валютные правления, достаточно много. Выбор конкретных инструментов в конечном счете зависит от структурных характеристик национальной финансовой системы. Предпочтение отдается обычно эффективности межбанковского денежного рынка, особенностям платежной системы и волатильности ликвидной позиции банковского сектора.

Кредитор последней инстанции

Функция кредитора последней инстанции является краеугольным камнем дебатов о валютном правлении. Современные правления могут выполнять функцию кредитора. Однако так было далеко не всегда. Во времена первых валютных правлений банковская система была слабой, и ее кризисы зачастую никак не отражались на реальном секторе экономики. Отсутствие какого-либо влияния банков на экономику объясняло низкий интерес денежных властей к обеспечению банковской стабильности. В современной финансовой системе, в центре которой находится валютное правление, ситуация совершенно иная.

Благодаря денежному мультипликатору банки являются главными «создателями» денег. Их банкротство неизбежно ведет к лавинообразному росту предложения платежных средств. Чтобы избежать коллапса денежной системы, валютное правление вынуждено вовремя поддерживать банковскую систему на плаву, обеспечивая ее стабилизационными кредитами.

Так, к примеру, в Гонконге, Аргентине и Болгарии валютным правлениям разрешено выдавать кредиты при наличии избытка иностранных резервов.

Будущее валютных правлений

Одно из наиболее известных в мире валютных правлений – аргентинское – закончило свое существование в январе 2002 г. в результате кризиса. Если говорить о будущем других валютных правлений, то большинство их них в скором времени также прекратит свое существование. Так, денежные власти Эстонии, Литвы и Болгарии уже официально объявили о своем намерении вступить в зону евро. Однако валютам стран Восточной Европы уготовано еще долгое будущее. Изъятие национальных валют из денежного обращения станет актуальным только после того, как страны обретут статус полноправного члена европейского сообщества и в течение двух лет после этого докажут свою экономическую стабильность перед другими государствами-членами ЕС. Лишь тогда у кандидатов появится возможность получить право на использование единой европейской валюты. Например, замену эстонской кроны евровалютой денежные власти страны планируют в 2006-2007 годах. В Литве в феврале этого года, в преддверии вступления в Еврозону, евро сменил доллар в качестве якорной валюты. Глава Болгарского Национального банка в 1999 г. объявил о том, что решение о переходе страны на общеевропейскую валюту принято окончательно.

Центральный банк Боснии и Герцеговины еще не декларировал намерение сменить свою марку на евро. Однако в Европейском центральном банке не сомневаются: когда географические соседи страны войдут в Еврозону, Босния-Герцеговина неизбежно последует за ними. Будущее валютного правления Гонконга также нетрудно предугадать. Недалеко то время, когда введение полной конвертируемости китайского юаня и обретение им стабильного статуса сделают гонконгский доллар «лишним». В результате с карты мира исчезнут все экономически весомые валютные правления. Они останутся разве что в мелких островных государствах.

Андрей Елисеев



• назад